Каменный город

Что рассказала бы я о Праге? Много монументальных базилик и соборов, гнетущих своим боголюбивым великолепием.

Мне запомнилось, как прижимисто покатил комфортный автобус гармошкой, когда в него чумазыми влетели трое мальчуганов лет восьми. Глаза у них ярко светились, и они старательно пихали грязные загорелые мизинцы в свои рты и пытались залихватски свиснуть, что у них, впрочем, не выходило совсем. Запомнились они от того, что были очень уж контрастными по отношению к общей ухоженной сытой чешской человеческой массе.

Низкий широкий город пряничных домиков, изобилующий архитектурными изысками и мощеными улочками, пробуждал во мне крайне смешанные чувства. Прага это первый европейский город в моей жизни, не зарекаюсь, что последний, но в Европу снова путешествовать я поеду не скоро.

poezdka-v-prague

Каждый в путешествии видит, то на что настроен, я перед поездкой ничего не ждала от страны замков, а потому не была разочарована, но на 5 день уже захотела домой так, что в аэропорту перед отбытием из Чехии стояла в очереди на регистрацию и пританцовывала, напевая «еду я на родину».

Я бы не смогла там жить постоянно, то есть смогла бы, но была бы несчастнее, чем здесь. Мне там было душновато. В первый день, когда ты понимаешь, что автобус не опоздает ни на минуту, тебя это радует, во второй тоже, в третий ты, может даже, восхитишься этим, но на шестой день, ты уже прямо хочешь, чтобы он опоздал, или чтобы их приехало сразу два, что бы что-то пошло не так как написано на аккуратной дощечке, на остановке.

Базилики, храмы и соборы слились у меня в памяти теперь в одну картинку, и не вспомнить уже, где какая, и в чем отличие, но одна в памяти моей стоит особняком, забылась бы и она, кабы небесная канцелярия не внесла свои коррективы в душный чешский день. Собор Святой Варвары, готический, как и все, только, пожалуй, выполненный искуснее прочих, да с большим размахом, высится на холме в городке Кутна-Гора.

poezdka-v-prague

Небо, доселе бывшее ясным, тогда затянуло беспросветными тучами. Ливень был порядочными, что называется из ведра, и о, сколько жизни было в этом проказе погоды, сколько счастья! Я мокрая до трусов, босиком аккуратно вышагивала по отсыпанным камешками кирпичного цвета дорожкам, держа в руках сандалии, с которых ручьями стекала вода. Прочие туристы поглядывали на меня с любопытством и недоумением.

Я села на гранитные ступени, обернулась, и на уровне моих глаз сотнями драгоценных камней разбивались о гранитные выступы крупные капли. И в этот момент солнце выглянуло, из-за уходящей тучи, которая еще не перестала лить, и теперь россыпь драгоценных камней засияла.

Это было что-то потрясающее и великое, сейчас вспоминаю, и хочется поставить под это воспоминание какую-то сильную композицию. И в этом величественном танце воды проявления господа было во стократ больше чем в соборе святой Варвары, и десятках других каменных сооружений, поставленных во имя Его, вместе взятых.

poezdka-v-prague

Прага – город музыкантов. Так написано на многих сувенирах. Это – правда. Они играют везде и все, и делают это искусно, каждого практически, мы слушали, останавливаясь и отвлекаясь от намеченных маршрутов, многим мы кидали звонкие монетки в шляпы, в футляры из под гитар или скрипок. Монеток было не жалко.

Через город, зажатая в каменные тиски и опоясанная живописными мостами, течет горделивая речка со звучным именем – Влтава. На ее дне теперь навечно нашли успокоение мои любимые и единственные очки, которые купила я в другой совсем дальней и не похожей на Чехию стране. Очки было жалко примерно час, а потом нет, потом я про них забыла.

О всех своих маленьких проказах, которые доставляли мне столько радости рассказывать много не получится. Воспоминания о преодолении высокой кованой ограды в узком платье, или проход мимо натянутой запретной красной ленточки, заставляют мое лицо растягиваться в довольной ухмылке, но воспоминание о встрече с пражскими контролерами заставляет уже тихонько прихихикивать.

Это было самое веселое и незапланированное из того что случилось с нами в Праге, я была счастлива, когда нас оштрафовали на 800 крон каждого за безбилетный проезд. Мы так смеялись и так много шутили об этом, что казалось, будто мы отдали деньги не в Чешскую казну, а купили себе самый веселый аттракцион в этой стране за 800 крон, дороговато, но зато как интересно!

А произошло это очень просто, и виной тому стала не жажда приключений, а просто стечение обстоятельств, и лично с моей стороны, обычная надежда на авось, и надежда эта была большая, так как существование контролеров для меня было таким же эфемерным как существование Деда Мороза.

Я отчего-то думала, что в Праге контролеров не бывает или их очень мало, раз все в этой стране дисциплинированные, то и контролеры им без надобности. А еще я как-то мимо ушей пропустила сумму штрафа за безбилетный проезд, наверное, если бы эта цифра была в моей голове до того как нас оштрафовали, я не ратовала бы так сильно за проезд с ветерком зайцами.

Но я не запомнила, и я ратовала, и ратовал Дима. Конечно, мы старались сохранять известную долю скромности, дабы слишком уж не раскачивать весы вселенского баланса, и поэтому ночами мы ездили без билетов, а днем покупали их, Саша всегда была молчалива против наших нарушений, но ездила ночами с нами бесплатно.

Тем смешнее было то, что когда мы попались днем, ехать бесплатно предложила именно она. Когда рослый, говорящий по-русски чех достал из кармана увесистую пачку купюр и присовокупил к ней наши взносы, а потом спрятал обратно и попросил у нас прощения, мол такой порядок, извините. Мы пошли восвояси, а в голове у нас троих крутилась, как потом выяснилась, одна мысль, «а ведь он нам ничего не дал взамен ни квиточка, ни расписки, ни чека – ничего».

Дело в том, что чешские контролеры – это лучшие люди мира, из 400 заявлений на работу принимают только 20 человек, и всего их в Праге чуть больше ста человек, ротация, как вы понимаете, минимальная. Поэтому мы рискнули предположить, что чешский контролер просто не способен пронести деньги мимо кассы – очень совестливый.

Кстати чешский билетик называют «изденка», как бы от слова ездить, чешский вообще похож на русский, только на смешной русский. Разобрать, что они говорят, не знающему языка, русскому нельзя, но прочитать написанное на латинице и понять смысл можно вполне.

Вечер последнего дня в Праге мы проводили в действительно полюбившемся нам заведении «у шнелли», или как-то так. Вот сидишь ты в маленьком зальчике с камином и двустворчатыми деревянными окнами за спиной, смотришь на толстенные просто беленные чуть не в 1,5 метра стены, и понимаешь, что стены эти всякого уже насмотрелись, и фашистов и бомбежки. Ведь заведению этому ни много ни мало, а уже под триста лет, что уж там вторая мировая, они первую помнят, и что уж там первую мировую, помнят оккупацию города пруссами, и прочий сонм событий давно минувших дней.

poezdka-v-prague

В общем, место это было гостеприимное и какое-то сказочное. И в отличии от других памятников зодчества и просто старых домов, в этом можно было жить и есть, и трогать его, и какой-то он был добрый и теплый как свежеиспеченная буханка хлеба, от которой струится теплый дымок. По Шнелли я скучаю – хорошее место пропитанное историей, в котором ты сам становишься историей.

А еще в Праге есть стеночка. Знаете невзрачная стеночка с дырками от пуль, свечкой и железной табличкой. И могу сказать, что эта стеночка произвела на меня впечатление куда более сильное, чем растиражированная костница. Наверное, потому что стеночка эта стоит чуть не в центре Праги и мимо нее каждый час спешат люди, и даже внимания на нее не обращают, столь привыкли к ней. А между тем, здесь когда-то кого-то расстреляли, лишили жизни и отправили в небытие. Места смерти волнуют больше чем места захоронений.

poezdka-v-prague

Когда я дописывала эти строки кривыми буквами на откидном столике в самолете по пути домой, ночь уже уютно легла на стальное крыло, мы были почти дома.

Поездка в Прагу стала событием в моей жизни, и событием, которое произвело на меня впечатление. Теперь я знаю, что на свете есть такая страна – Чехия, а в ней есть скучная и интересная Прага, город будто старец, которого так хочется обо всем расспросить, но только вот говорит он не о том, да все больше молчит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × один =